О развитии дружеских связей с Пуатье и о роли личности в движении побратимства городов мы беседовали с Татьяной Александровной Кормновой

30 Июля 2020
О развитии дружеских связей с Пуатье и о роли личности в движении побратимства городов мы беседовали с Татьяной Александровной КормновойО развитии дружеских связей с Пуатье и о роли личности в движении побратимства городов мы беседовали с Татьяной Александровной КормновойО развитии дружеских связей с Пуатье и о роли личности в движении побратимства городов мы беседовали с Татьяной Александровной КормновойО развитии дружеских связей с Пуатье и о роли личности в движении побратимства городов мы беседовали с Татьяной Александровной КормновойО развитии дружеских связей с Пуатье и о роли личности в движении побратимства городов мы беседовали с Татьяной Александровной КормновойО развитии дружеских связей с Пуатье и о роли личности в движении побратимства городов мы беседовали с Татьяной Александровной КормновойО развитии дружеских связей с Пуатье и о роли личности в движении побратимства городов мы беседовали с Татьяной Александровной Кормновой

Собственно, сама Татьяна Александровна – человек, чей личный вклад в укрепление побратимских связей Ярославля и Пуатье трудно переоценить. С 1986 по 2006 годы она отвечала за развитие международных связей в мэрии города Ярославля. В Музее истории города Ярославля, в символическом месте – у витрины, посвященной городу Пуатье, прошла наша беседа: 

«В тот момент, когда произошло подписание договора о побратимстве с Пуатье, я была студенткой, потом в Интуристе сопровождала группы из Франции – в том числе из Пуатье, а фактически включилась в работу по развитию международных связей в 1986 году. Тогда, ввиду увеличивавшихся международных контактов города, в мэрии появилась специальная должность инструктора по зарубежным связям, на которую меня и приняли. Правда, тогда это была еще не мэрия, а горисполком – исполнительный комитет Городского Совета народных депутатов, руководил которым Александр Рябков. Он очень положительно относился к побратимским связям, при нем были подписаны договоры с Берлингтоном и Касселем. В 1987 году у меня появился помощник, а с 1989 года возник уже сектор зарубежных связей как отдельное подразделение, получившее впоследствии статус отдела.
Тогда как раз началась перестройка, интенсивно стали развиваться международные связи, а с Францией особенно. В 1986 году М.С. Горбачев пригласил 300 французов из обществ дружбы разных городов в Москву, где он сам с ними встретился, так что французская делегация была просто счастлива! В той делегации были представители Пуатье, и нас, ярославцев, пригласили на эту встречу (никого из других городов не было, только Ярославль). Мы поехали втроем: Людмила Николаевна Столярова (она тогда преподавала в педагогическом институте и была секретарем общества дружбы), отец Борис Старк, которого хорошо знали во Франции, и я. Все прошло торжественно и тепло, французы отметили, что русские теперь улыбаются, стали открыты к общению и стремятся к оживлению отношений, которые отныне вышли совсем на другой уровень.
К тому моменту у Ярославля и Пуатье уже были школьные обмены, вслед за ними появляются контакты университетов, спортивные и культурные связи – примерно по обмену в год, вплоть до того, что наши пожарные «менялись». Когда французские пожарные приезжали сюда – я с ними работала переводчиком, однажды с нашими пожарными ездила во Францию, где они проводили совместные маневры. Особенно много было спортивных встреч – хоккеисты (которые во время товарищеского матча нам проиграли, естественно), волейболисты, фехтовальщики… Бесконечные были обмены пловцами. Помню, как Осипов Илья Владимирович, тот, что сейчас депутат Государственной Думы, когда участвовал в одном из таких обменов, свою медаль отдал французу, чтобы тот не плакал. Все это было просто замечательно и продолжалось в течение довольно долгого времени. Именно за такие обмены Совет Европы в 2003 году вручил Ярославлю Флаг Европы, а потом и Почетный знак Европы.
Во время перестройки к нам приезжали и французы, которые очень хотели нас «научить жить», советы давали, как устраивать городское хозяйство, как асфальтировать дороги... Кое-что мы применяли. Мэром тогда уже стал Виктор Владимирович Волончунас, который всегда хорошо относился к побратимским связям, считал их очень полезными. До этого мы фактически мир не видели, а тут начали ездить, смотреть, где как все устроено. В том же самом Пуатье, куда мы приехали с официальным визитом, нам первым делом показали только что отреставрированный баптистерий (Baptistère Saint-Jean – Баптистерий Иоанна Крестителя, считающийся старейшим из ныне существующих христианских строений во Франции, пример архитектуры эпохи Меровингов). Я, конечно, восхищаюсь красотами архитектуры, а Виктор Владимирович первым делом стенки постукал, поскреб, проверил – хорошо ли держится краска, спросил, как долго она будет держаться, когда будут вновь ремонтировать… Он во всем находил для себя практическую пользу, и это было здорово.
Каждый год летом в Пуатье бывает международная выставка, куда мы направили в 1997 году большую делегацию. Представители туризма, промышленности, торгово-промышленная палата – все старались наладить контакты. Мы также представляли Ярославль на выставке в Париже в 1995 году, французы очень хорошо посещали эту выставку. Нас принимали в мэрии Парижа, потом мы побывали и в Пуатье, так что поездка вышла и торжественной, и полезной.
В нашей работе всегда велика была роль личности. Французы хорошо знали и потом долго вспоминали Владимира Андреевича Ковалева, как он играл на аккордеоне, пел песни, «Катюшу» пел. Вообще он компанейский человек, очень умный, образованный, с ним интересно было.
Очень расположен был к побратимским связям Виктор Владимирович Волончунас. В 1990-е годы, в самые трудные времена, когда и зарплату-то подчас не выплачивали, он находил какие-то деньги для международных связей, потому что обязательства перед городом-побратимом – это обязательства. Мы подписали договор – значит, мы должны его выполнять. В свою очередь, и Жак Сантро, который очень долго был мэром Пуатье, тоже всегда поддерживал развитие связей. Всегда лично приветствовал наши делегации, часто сам приезжал в Ярославль – здесь все его обожали. Была в мэрии Пуатье у меня коллега Полетт Дорак, замечательная совершенно, она жила этой работой, очень много сделала для побратимства. Был заместитель мэра Пуатье по спорту Мишель Аман, так при нем спортивные обмены проходили бесконечно, каких он нам не находил только спортсменов! А потом в 1995 году заместителем мэра по международным связям стал Мишель Тушар, и с ним связи особенно укрепились. С Мишелем я очень давно знакома, еще с 1980-х годов, когда он приезжал в Ярославль как председатель общества дружбы. Мишель умел отстаивать интересы побратимства, умел убедить своих соотечественников, что эти связи нужны, что на них надо тратить деньги. Ведь когда проходили выступления наших артистов для жителей Пуатье, интерес к ним был огромный. В течение очень многих лет длилась дружба между хорами Дома культуры «Гамма», с Резинотехники, и «Chantons la liberté!» / «Воспоем свободу!» из Пуатье, и каждый раз на концертах в Пуатье собирался народ. «Волжанка» часто ездила в Пуатье. Сама я однажды только сопровождала концертный коллектив, это был хореографический ансамбль «Карусель» училища культуры и с ним солистка Людмила Харинюк, так народу была тьма тьмущая! И на выступлении в Пуатье, и потом на концерте в Ля Рошели. Наши коллективы французам всегда очень нравились, особенно русский народный репертуар.
В Пуатье в те годы было сильное общество дружбы, друзья и сподвижники Мишеля Тушара, после него были другие председатели общества – Алена Корнуэйя хорошо помнят в Ярославле. Многие члены общества были из университетской среды – преподаватели университета Пуатье, учителя русского языка, как Даша Бассе, например. В ответ укрепилось и наше общество, ведь когда приезжает группа 30 человек французов – их надо встречать, принимать, составлять программу, я ведь не могла одна с этим справиться. Да и интересны им были встречи с разными людьми, им хотелось узнать, чем занимаются их коллеги в нашем городе. Французы хоть и жили в гостинице, но много времени проводили в семьях, так что без ярославского общества приемы проводить было бы невозможно. Традиционно базой общества был педагогический университет. Николай Павлович Воронин его возглавлял, секретарем общества были Ирина Юрьевна Литвинцева, Марина Вячеславовна Михайлова… Два раза, я очень хорошо помню, французы приезжали специально на Новый год. Жили в гостинице, а на праздник разбирали всех по семьям. Никогда не забуду, как мадам Левшин (француженка из Пуатье русского происхождения) после такого пребывания в семье рассказывает: «А я была в тайге! Мы прямо на машине ездили в тайгу». «Долго ли вы ехали?», – смеюсь я. «Часа два». Она такого леса никогда в жизни не видела! Счастлива была очень, что побывала «в тайге». Так что наше общество работало очень хорошо и очень много, мы всегда вместе принимали делегации.
Я всегда любила свою работу, люблю Пуатье, хотя, наверное, особенно люблю Ля Рошель, красоту этих городов, их архитектуру, романские церкви… А общения с французами мне и сейчас хватает – у меня много друзей во Франции, мы переписываемся, видимся иногда.»  

Наша встреча состоялась 14 июля, в день Национального праздника Франции – день, который всегда особенно дорог Татьяне Александровне и она неизменно поздравляет всех своих французских друзей, а в этом году члены Общества русско-немецко-французской дружбы были рады поздравить и ее с этим праздником!   

На фото: материалы из личных архивов Т.А. Кормновой


?
Направляемые сообщения не являются обращениями граждан, рассматриваемыми в порядке, установленном Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».
Расскажите о проблеме
Написать сообщение
Наверх